Главная Экономика Как известно – время лечит
28.10.2017
Просмотров: 335, комментариев: 0

Как известно – время лечит

По-настоящему страшными, трагическими для нашей страны стали годы, когда миллионы людей были подвергнуты репрессиям за политические и религиозные убеждения, а также по национальным, социальным и иным признакам. Лагеря вырывали из нормальной жизни рабочих и крестьян, учёных и военных, представителей интеллигенции.

Далёкие предки (германцы) Ираиды Андреевны Баканиной (на фото) переехали жить в Россию очень давно. Процесс заселения необжитых российских земель начался со времен Екатерины II. Людской поток хлынул в нашу страну, и в основной своей массе это были выходцы с юго-запада Германии. Поволжье как раз относилось к таким редко заселенным территориям, численность населения Российской империи не позволяла оптимально заселить и использовать максимально эффективно всю территорию государства. Чтобы восполнить недостаток рабочих рук, привлекались переселенцы из-за рубежа.

Её отец Генрих Генрихович Краус, а после реабилитации – Андрей Андреевич Краус, родился в 1907 году в семье, когда-то иммигрировавшей из Германии, и на то время жившей в Саратовской области.

– До войны семья жила в Поволжье, приходилось по-всякому, но отец был на все руки мастер, не боялся никакой работы. Вместе с первой женой они воспитывали двух дочек, но из-за голода в 1933 году супруга умерла, и отец остался с двумя детьми на руках. Помогали его сестры, – вспоминает Ираида Андреевна. – Всё изменилось, когда началась Великая Отечественная война. К осени 1941 года всех немцев начали выселять с насиженных мест, мой отец попал на станцию Решёты, что в Красноярском крае, работал на лесоповале, а затем его перебросили в Пермскую область. Дочерей отправили в другое место, в ту пору мужчин и женщин разделяли по разным лагерям.

Мама Ираиды Андреевны Мария Фомична в годы войны – лихая партизанка. После войны завербовалась на Дальний Восток, но волею судьбы попала в Гайнский район, где и познакомилась с будущим супругом – Генрихом Краусом.

– Родители начали жить вместе с 1949 года. Через год родился мой брат Виктор, а потом и я, – продолжает Ираида Андреевна. – Отец до 1956 года не имел никаких документов, продолжая находиться «под надзором», и лишь когда пришло уведомление о реабилитации, выдали паспорт, и они смогли с мамой расписаться, а у нас с братом в свидетельстве о рождении заполнили строку – отец.

Родителей Ираиды Андреевны Баканиной уже нет в живых. Брат живёт в Красноярском крае, работает «на скорой». Нет, нет…да и пошлёт весточку и на душе становится спокойнее – родной человек.

О том, что пришлось пережить их родителям: отцу – лагеря, маме – войну в партизанском отряде вспоминают уже всё реже, время неумолимо идёт вперед, а оно, как известно, лечит.

Много можно приводить примеров, потому как есть в нашем селе опалённые войной и репрессиями семьи. Каждая личная трагедия остаётся неотделимой от общей трагедии всего советского народа, не перестававшего с ужасом вспоминать пережитое. Многим из нас довелось послушать рассказы бабушек и дедушек, в которых они со слезами на глазах вспоминают годы коллективизации, голода, годы преследования даже за попытку собрать несколько зёрен с дороги, оброненных проехавшим грузовиком, чтобы хоть как-то прокормить умирающих от голода детей. Но, несмотря на то, что многим пришлось пройти через множество тяжких испытаний, они не утратили доброту, чуткость, способность понимать, сочувствовать и в любой момент приходить на помощь ближнему. Они не перестали любить страну, отвернувшуюся от них, не опустились до ожесточения... И очень жаль, что это происходило в нашей стране.

Анатолий Яковлев. Фото автора.

Комментарии

Реклама