31.10.2015
Просмотров: 743, комментариев: 0

Фотокор

Спускаться в полуподвал и стучать в узкую застекленную дверь было счастьем. Здесь располагался мир художника, мастера своего дела, профессионала с большой буквы. В маленьком тесном кабинете находилась и лаборатория, и студия. Здесь умещались и реактивы, и сотни тысяч снимков, и аппаратура, и фотопленки, и литература. Особый уют придавал специфический терпкий запах пленки и свисающих с натянутого шнура свежих снимков.
Он обычно появлялся неведомо откуда, как из сказки, со снимком в руках и всегда добрым настроением…
Большой кофр на плече, традиционный берет на голове, размеренный голос, учтивая улыбка – таков портрет человека, который не нуждается в излишнем представлении, потому как всем знаком. Это Геннадий Витальевич Мялицын, бессменный фотокор Карагайской районной газеты на протяжении 35 лет.
Музыкант-самородок
Родился Геннадий Витальевич в семье учителей В.Е. Мялицына и Н.З. Павловой 9 декабря 1938 года. Семья была большой, после Геннадия на свет появились Лариса, Людмила, Григорий, поэтому хлопоты по воспитанию сестер и брата частично ложились и на его детские плечи.
Сестра (Л.В. Тимофеева) помнит, как он специально для нее смастерил деревянную тачку и катал ее в ней. «Он всегда уделял нам внимание, заботился о нас», – рассказывает она. Как старший брат, он был не только добр, но и строг. Например, ставил широкий табурет на стол, а на него – маленький стульчик, а потом на эту верхотуру взгромождал младшую сестренку Людмилку. И она оттуда пикнуть не смела. Таким образом решались сразу две проблемы: ребенок под присмотром и уроки учить не мешает.
С любовью, трепетом рассказывает сестра Лариса о музыкальных вечерах, участником которых был Геннадий. Глава семьи привез с фронта трофейный аккордеон. И музыка с тех пор не стихает в семье Мялицыных. Папа показал сыну лишь пару аккордов, но сумел заразить мальчика творчеством. Уже в возрасте 8 лет юный музыкант стал подбирать на слух знакомые мелодии, а потом профессионально музицировать. Геннадий с папой долгими зимними вечерами устраивали хоровые пения, где участвовали все члены семьи.
А вскоре его приняли в школьный духовой оркестр в г. Салехард. Там он научился играть по нотам. В редкую субботу в школе не проходили тематические вечера, танцы, музыка была только «живой», поэтому репетиции после уроков проходили каждый день.
В седьмом классе Геннадий переехал в Карагай к бабушке и дедушке. Здесь, учась в восьмом классе, опять же самостоятельно освоил баян и стал… первым парнем на селе. Поскольку баянисты-исполнители тогда в селе были единицы. Его приглашали и в дом культуры, и дом пионеров просто аккомпаниатором.
Свою первую профессию получил не из простых – помощник машиниста паровоза в Верещагинском ЖУ №1. О подаче в топку, ее чистке, смазке знает не понаслышке. В промежутке между трудовыми буднями все свободное время уделялось Царице Музыке. Участвовал Г. Мялицын в самодеятельности дома культуры железнодорожников города Верещагино, агитпоезде.
В годы службы в армии, проходя службу в Германии, он в свободное от службы время играл на баяне, участвуя в армейской самодеятельности. Часто его приглашали аккомпанировать в гарнизонную школу, летние пионерские лагеря. Молодой солдат исколесил с баяном Германию вдоль и поперек. И даже после службы остался на чужбине, чтобы заработать на настоящий немецкий баян. Черный «Вельтмайстер», купленный на деньги, которые копил два года, с ним до сих пор, поэтому так мил, дорог сердцу.
Фотограф-эстет
Фотография – следующая страница жизни. Любовь к ней старшему сыну привил папа Виталий Евдокимович, у которого дома была своя лаборатория. Преподаватель черчения и рисования, он учил детей ценить прекрасное. Геннадий фотографировал с юных лет, читал специальную литературу. А в начале семидесятых Геннадий Мялицын по просьбе редактора стал внештатным фотокорреспондентом газеты «Знамя Октября», а затем – и постоянным. Он пришел работать в редакцию в далеком 1971 году, тогда здесь трудились З.В. Булдашова, Г.Ф. Тульская, И.В. Власов, В.С. Подаруев, К.В. Корепанов. «Районка» выходила три раза в неделю на четырех полосах, чтобы она была интересной, два раза в неделю совершались поездки по району. А это организации и фермы, поля и районные мероприятия. Нет на карте района точки, где не побывал бы за свою трудовую деятельность фотокор Геннадий Витальевич. Фотографировал не только для «районки», но и для доски Почета, для документов. Его фото публиковали и областные газеты: «Звезда», «Местное время», «Молодая гвардия», «Пермь вечерняя», а также региональный журнал «Уральские нивы».Часто, как рассказывает он, забегали и умоляли сфотографировать на паспорт: «В бытовом сфотографировали так, что на себя страшно смотреть, вы уж как-то покрасивее сделайте…». Неудачных снимков действительно не бывало…
Фотографами не рождаются, ими становятся. Ведь у них должно быть особое чутье, умение поймать нужный момент, суметь остановить время. И не каждый ведь герой соглашался сфотографироваться. А он сделает важный вид, протирая линзу, отвернется, но невзначай, когда человек расслабится, увлеченно рассказывая корреспонденту о житье-бытье, невзначай щелкнет…, и снимок готов.
И что самое главное, люди ценят, уважают его труд. Как-то на встречу со мной один из героев принес завернутый в газетный лист снимок, аккуратно, бережно разворачивая сверток, с трепетом произнес: «Вот, Геннадий Мялицын снимал!». И про кого бы из рабочих ни приходилось писать в советские и перестороечные времена, все обязательно в беседе сообщали: «У меня 1, 2, 3… снимка Гены Мялицына». То есть иметь его снимок в семейном альбоме было и остается почетно для людей. И нет, наверно, среди вас, читатели района, того, кого бы хоть раз не заснял дядя Гена, Геннадий, Геннадий Витальевич Мялицын.
Мне посчастливилось работать с незаменимым фотокором. Однажды редактор отправил нас готовить материал в одно из хозяйств. Это было одним из первых моих заданий. И вот, беседуя с нами, главный агроном водит нас по хозяйству, все показывает, неторопливо рассказывает, а на улице хо-о-о-лод, мороз за щеки теребит. У меня зуб на зуб уже не попадает, а она то да потому. Да еще давай тут имена и фамилии рабочих перечислять, а у меня уже все пальцы друг к другу примерзать в варежке стали, достаю замерзшими пальцами ручку, начинаю писать в рабочем блокноте, а она не пишет, я – вторую, а песня – та же…, вот уж слезы на глазах… Тут на помощь Геннадий Витальевич подоспел: так вежливо и галантно, но назидательно глядя в глаза, протянул мне… простой карандаш.
Он всегда помогал, давал нужные советы, подсказывал интересные темы. Работать с ним было – одно удовольствие. И когда по праздникам он брал в руки баян, а вся редакция пела, то не было ему равных.
Кроме всего прочего, он – замечательный семьянин. У них с Раисой Александровной двое детей – Виталий и Ольга, четверо внуков. К дедушке поиграть в шахматы вечерами спешит Егор, за чашкой чая любит поговорить по душам Анастасия, спешит за сладким гостинцем маленькая Вера, общается по телефону Евгений.
Вот слова внучки Насти о дедушке:
– Мой дедушка – всегда какая-то загадка. Он как будто бесконечный. В нем большое количество мелодий, невероятных историй, мудрости и тепла. Мой дедушка делает самый вкусный чай, это мой дедушка с годами может становиться все более потрясающим, красивым, все более шикарным. У него внутри есть то, чего многим не удается собрать за целую жизнь.
Есть что вспомнить из детства о папе у дочери Ольги. Самые красивые и аккуратно обернутые учебники, дальние поездки за ягодами, грибами на мотоцикле, когда папа позволял сидеть не в коляске, а за его широкой спиной, самые красивые в школе стенгазеты, оформленные папой, доверительные разговоры, совместный труд в фотолаборатории.
Самое главное, что и сейчас Геннадий Витальевич не перестает жить насыщенной, яркой жизнью: фотографирует, музицирует, помогает детям в воспитании внуков и бережно так, с достоинством несет по дороге жизни заслуженное звание «Почетный житель села».

С уважением, А. Ракусова.

На фото из семейного архива Г. Мялицын с «Вельтмайстером».

Комментарии

Реклама